1969ja (1969ja) wrote,
1969ja
1969ja

Categories:

Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин)

http://poezosfera.ru/wp-content/uploads/2008/10/photo1555.jpg
                                                                                                                 5 декабря  (1820-1892)

Афанасий Афанасьевич Фет (портрет работы Ильи Репина), 1882 Афанасий  Фет родился в имении Новоселки, Мценского уезда, Орловской губернии. Был внебрачным сыном помещика Шеншина и в четырнадцать лет по решению духовной консистории получил фамилию своей матери Шарлотты Фет, одновременно утратив право на дворянство. Впоследствии он добился потомственного дворянского звания и возвратил себе фамилию Шеншин, но литературное имя - Фет - осталось за ним навсегда. Учился Афанасий Фет на словесном факультете Московского университета, здесь он сблизился с  Аполлоном Григорьевыми входил в кружок студентов, усиленно занимавшихся философией и поэзией. Еще студентом, в 1840 году, Фет издал первый сборник своих стихотворений - "Лирический пантеон". В 1845-1858 годах он служил в армии, затем приобрел землю в Орловской губернии и стал помещиком. Фет вошел в историю русской поэзии как представитель так называемого "чистого искусства". Он утверждал, что красота - единственная цель художника. Природа и любовь были главными темами произведений Фета. Но в этой сравнительно узкой сфере талант его проявился с огромным блеском. Фет обогатил русскую лирику новыми ритмами, интонациями, новыми приемами строфики. Он расширил возможности поэтического изображения действительности. Поэт большой эмоциональной силы, Фет особенно мастерски передавал нюансы чувств, смутные, беглые или едва зарождающиеся настроения. "Уменье уловить неуловимое" - так характеризовала критика эту черту его дарования. Подобно Тютчеву, Афанасий Фет одушевляет природу: лирическое чувство поэта словно бы проникает в окружающий мир, разливается в нем. Фет очень музыкален, его стих часто уже самим подбором звуков, инструментовкой создает у нас то или иное настроение. "Что не выскажешь словами, звуком на душу навей", - писал Фет. Пейзаж в стихах Фета необычайно тонок, он сияет чистыми и свежими красками. По выражению С. Маршака, стихи Фета как бы "вошли в русскую природу, стали ее неотъемлемой частью". Вместе с тем некоторый субъективизм в восприятии мира, "импрессионичность" Фета уже прокладывала путь искусству русских символистов. Лирику Фета высоко ценили его современники - Некрасов, Чернышевский, Лев Толстой. Она оказала значительное влияние на творчество Александра Блока и других поэтов XX века. К поэзии Фета охотно обращались Чайковский и другие русские композиторы.
Афанасий Фет: все стихотворения ...

 http://www.fictionbook.ru/static/bookimages/00/07/23/00072396.bin.dir/00072396.cover.jpg http://www.char.ru/books/p32575.jpg                      http://www.ruslania.com/pictures/big/9785264006975.jpghttp://www.kmrz.ru/catimg/32/327809.jpg

Старые письма


"Я пришел к тебе с приветом..."


"Шёпот, робкое дыханье, трели соловья".., имя которому Фет… Имя, подобное шёпоту весенней листвы под тонким касанием предрассветных лучей.

Так уж случилось, что поэт, всю жизнь воспевавший весну и любовь, родился осенью. И жизнь его была с осенней грустинкой…

XIX век… Сентябрь 1820 года. Старинная русская усадьба в Орловской губернии под городом Мценском… Именно сюда, в Новосёлки, вернулся с германского курорта русский дворянин, отставной гвардеец, 44-летний Афанасий Неофитович Шеншин. И вернулся не один, а с 22-летней женой Шарлоттой Фёт, которая ради него бросила в Германии мужа Иоганна Фёта, дочь Каролину и старого отца Карла Беккера. А 23 ноября (5 декабря) 1820 года у них родился сын, которого назвали Афанасием и записали на имя Шеншина.

Промелькнуло 14 лет довольно спокойной и счастливой жизни. И вдруг в 1934 году орловской духовной консисторией был сделан официальный запрос о рождении Афанасия и о браке его родителей. Мир для Афанасия рухнул и сложился, как карточный домик. Он был признан незаконным ребёнком и утратил все свои привилегии как переставший быть потомственным дворянином.

С большим трудом его матери и Афанасию Неофитовичу удалось выхлопотать у дармштадских родственников право на ношение фамилии Фёт, что спасало мальчика от клейма незаконнорожденного. Увы, в те времена этому придавалось большое значение. Так мальчик стал Гессен-Дармштадтским подданным Афанасием Фётом.

Вместо продолжения домашнего образования ему пришлось отправиться в лифляндский городишко Верро (сейчас это город Выру в Эстонии) в частную школу-пансион немца Крюммера.

Афанасий Фёт безумно тосковал о своём родном доме и, когда однажды оказался у лифляндской границы, где за мостиком начиналась Россия, он бросился целовать русскую землю.

Мальчика не брали домой даже на каникулы… Юный Афанасий так и не сумел смириться с новым порядком вещей, и главной его целью стало возвращение себе утраченного положения. Это отразилось на всей его дальнейшей жизни и на той музыкальной, трогательной и светлой поэзии, которой мы восхищаемся.

В 1837 году Фёт вернулся в Россию, оказавшись в Москве, он сначала поступил в пансион профессора М.П. Погодина, где пробыл полгода, а затем в 1838 году поступил на философский факультет. В университете Афанасий учился целых шесть лет из-за того, что вместо лекций чаще всего писал стихи…

Во время учёбы в университете Фёт подружился с замечательным русским поэтом Аполлоном Григорьевым. Позднее он подружился и с другим известным поэтом, Яковом Полонским.

В 1840 году Фёт издал за свой счёт небольшую книжицу стихотворений "Лирический пантеон". К сожалению, сборник не имел успеха. А в 1842-1843 году его стихи появились на страницах двух известных русских журналов - "Москвитянине" и "Отечественные записки".

Позднее в журнале "Современник" была опубликована статья Некрасова о поэтах того времени, в которой было упомянуто и имя Фета. Буква "ё" по недосмотру наборщиков превратилась в "е". Так Фёт стал Фетом.

Вышедший в 1850 году сборник стихов Фета стал незабываемым событием в литературной жизни общества. Тем временем Афанасий Фет после окончания университета, пережив смерть двух близких людей – бесконечно любившего его дяди Петра Неофитовича и матери Шарлотты, поступил на военную службу, надеясь дослужиться до личного дворянства. Он был принят в кирасирский полк; а в 1853 году перешёл в уланский гвардейский полк.

Служа близ Херсона, Фет пережил огромную любовь к дочери обедневшего херсонского помещика Марии Лазич, и любовь эта была взаимной. Но, увы, влюбленные были бедны, и поэт не решился заключить брак. По свидетельствам современников, Мария покончила с собой - в 1851 году она подожгла себя и в прямом смысле сгорела от любви. Страшная строка "Там человек сгорел" преследовала Афанасия Фета всю оставшуюся жизнь.

Именно Марии Лазич посвящены такие великолепные и эмоционально мощные стихи, как "Неотразимый образ", "Старые письма", "В тиши и мраке таинственной ночи", "Ты отстрадала, я еще страдаю", "Долго снились мне вопли рыданий твоих", "Нет, я не изменил. До старости глубокой…" и другие…

Поэт принимал участие в крымской кампании, в составе войск, охранявших Эстляндское побережье. Когда Фета перевели в гвардейский полк, расквартированный под Петербургом, он познакомился с Тургеневым, Некрасовым, Гончаровым, Л. Н. Толстым и В.П. Боткиным. В 1857 году в Париже он женился на сестре последнего - Марье Петровне Боткиной.

В 1858 году Фет вышел в отставку в чине штаб-ротмистра, как когда-то и Афанасий Неофитович. Годы своей военной службы Фет положительно оценивал в своих мемуарах: "Никакая школа жизни не может сравниться с военною службой, требующей одновременно строжайшей дисциплины, величайшей гибкости и твёрдости хорошего стального клинка в отношениях с равными и привычку к мгновенному достижению цели кратчайшим путём". К сожалению, дослужиться до получения дворянства он тогда не смог.

Покинув службу, Фет решил посвятить себя сельскому хозяйству. Он купил в 1860 году хутор Степановку с 200 десятин земли в своём родном Мценском уезде и стал довольно успешным хозяином. Из своей усадьбы Фет лишь изредка зимой выезжал в Москву.

В 1873 году Афанасию Афанасьевичу наконец-то удалось официально вернуть себе фамилию Шеншин, однако литературные произведения и переводы он так и подписывал всю жизнь фамилией Фет.

Почти на 20 лет умолкала его лира… Лишь в конце 1870-х годов вновь полились волшебные строки, слагаясь в стихотворенья - одно прекраснее другого.

Всего было подготовлено пять выпусков сборника. Четыре из них вышли в 1883-м, 1885-м, 1888-м, 1891 годах. Пятый выпуск поэт подготовил, но, к сожалению, выпустить не успел.

28 и 29 января 1889 года в Москве состоялись торжества по случаю юбилея - 50-летней литературной деятельности Фета. И через некоторое время ему было пожаловано звание камергера.

21 ноября (3 декабря н.с.) 1892 года в Москве, в своём особняке, Фет покинул этот мир, оставив нам свои замечательные стихи.

Когда-то революционно настроенные литераторы обвиняли Фета во всевозможных грехах. Но всё политическое уходит, а вечная красота, природа и любовь остаются. Именно их воспевал соловей русской поэзии Афанасий Афанасьевич Фет:

 "Снова в сердце ничем не умеришь
 До ланит восходящую кровь,
 И душою подкупленной веришь,
 Что как, мир, бесконечна любовь" 



Влачась в бездействии ленивом
Навстречу осени своей,
Нам с каждым молодым порывом,
Что день, встречаться веселей.

Так в летний зной, когда в долины
Съезжают бережно снопы
И в зрелых жатвах круговины
Глубоко врезали серпы,

Прорвешь случайно повилику
Нетерпеливою ногой -
И вдруг откроешь землянику,
Красней и слаще, чем весной.
..................................................
ГРЕЗЫ

Мне снился сон, что сплю я непробудно,
Что умер я и в грезы погружен;
И на меня ласкательно и чудно
Надежды тень навеял этот сон.

Я счастья жду, какого - сам не знаю.
Вдруг колокол - и все уяснено;
И, просияв душой, я понимаю,
Что счастье в этих звуках. - Вот оно!

И звуки те прозрачнее, и чище,
И радостней всех голосов земли;
И чувствую - на дальнее кладбище
Меня под них, качая, понесли.

В груди восторг и сдавленная мука,
Хочу привстать, хоть раз еще вздохнуть
И, на волне ликующего звука
Умчася вдаль, во мраке потонуть
........................................................

Тебе в молчании я простираю руку
И детских укоризн в грядущем не страшусь.
Ты втайне поняла души смешную муку,
Усталых прихотей ты разгадала скуку;
Мы вместе - и судьбе я молча предаюсь.

Без клятв и клеветы ребячески-невинной
Сказала жизнь за нас последний приговор.
Мы оба молоды, но с радостью старинной
Люблю на локон твой засматриваться длинный;
Люблю безмолвных уст и взоров разговор.

Как в дни безумные, как в пламенные годы,
Мне жизни мировой святыня дорога;
Люблю безмолвие полунощной природы,
Люблю ее лесов лепечущие своды,
Люблю ее степей алмазные снега.



Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments