March 28th, 2016

Храмы и музеи Пинъяо

Оригинал взят у maximus101 в Храмы и музеи Пинъяо
Про китайский город Пинъяо я писал очень много, теперь заключительный пост. Сюда я сложил фотографии из многочисленных музеев Пинъяо, считается, что этих музеев больше сотни, ведь почти каждый дом в городе является музеем - это храмы, дома, дворцы и даже коммерческие банки.
Главное достоинство музейных объектов Пинъяо - их провинциальность, до них еще не успела дотянутся тяжелая рука китайского реставратора, плюс, некоторые артефакты здесь подкупают своей непосредственностью и наивной деревенской простотой. В Пинъяо ощущаешь дух старого глубинного Китая.

Фигуры из даосского храма Цинсюйгуань


Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Брянские медведи набирают силу

Оригинал взят у shpilenok в Брянские медведи набирают силу


Еще полтора-два десятка лет назад повстречаться с медведем в Брянском лесу считалось большим событием. А теперь вон что творится. Заповедник "Брянский лес" на фестивале-конкурсе видеопрезентаций "Диво России" в номинации "Природные объекты" вышел с этим роликом в полуфинал, опередив многие культовые природные места нашей страны. Поддержите заповедник "Брянский лес" и наших медведей" просмотром ролика.

Вертинский Александр Николаевич.

«Жизнь надо выдумывать, создавать. Помогать ей, бедной и беспомощной, как женщине во время родов. И тогда что-нибудь она из себя, может быть, и выдавит! Не надо на нее обижаться и говорить, что она не удалась. Это вам не удалось у нее ничего выпросить. По бедности своего воображения. Надо хотеть, дерзать и, не рассуждая, стремиться к намеченной цели. Этим вы ей помогаете. И ее последнее слово, как слово матери вашей, всегда будет за вас»
Александр Вертинский


9 (21) марта 1889, Киев, Российская империя
— 21 мая 1957, Ленинград, СССР


— русский и советский эстрадный артист, киноактёр, композитор, поэт и певец, кумир эстрады первой
половины XX века.
Исполнитель театрализованных песен-миниатюр,
песен-новелл,
автор музыки и слов большинства
исполняемых им произведений.

Отец актрис Марианны и Анастасии Вертинских.


На концертах Александра Вертинского, вернувшегося на родину в 1943 году, после четвертьвековой эмиграции, ошеломленная советская публика увидела живьем совершенно несоветского человека. Он носил на сцене фрак так непринужденно, как будто родился в нем, да еще с гвоздикой в петлице и торчащим из кармана белым треугольничком платка с монограммой, чтобы, как кокетливо шутил, не потеряться. Но как этот ирреальный человек, певший о лиловых неграх, которые подают манто в притонах Сан-Франциско, мог потеряться среди гимнастерок, френчей, топорщащихся пиджаков «Москвошвея» с могучими ватными плечами и крепдешиновых платьиц с накинутыми на них оскаленными чернобурками? Уникальность Вертинского была в его полной непредставимости среди декораций сталинской эпохи – колхозов, совхозов, парткомов, облпрофсоюзов, жэков… В глазах параноидально опасливых идеологов он был кем-то вроде булгаковского Воланда, роскошным жестом бросающего в зал соблазняющие советских граждан песенки, как фальшивые ассигнации, где вместо портретов Ильича и видов Кремля – какие-то пани Ирены с медно-змеиными волосами и бананово-лимонные Сингапуры. Неслучайно из ста его песен советская цензура разрешила к исполнению только тридцать.
Главным у Вертинского был даже не голос, а руки – то воздеваемые и мучительно заламываемые, то порхающие. Поначалу им были привычны ласково мягкие рукава белого балахона Пьеро, принесшего Вертинскому первую славу еще до революции, а потом – рукава черного фрака, откуда выглядывали подмороженные крахмалом белоснежные манжеты, на одной из которых Марлен Дитрих карандашом для подведения бровей записала как-то свой телефон.
Collapse )