1969ja (1969ja) wrote,
1969ja
1969ja

Category:

Вадим Иосифович Мулерман

http://donbass56mp3.narod.ru/logo17.jpg

Вадим Мулерман Трус не играет в хоккей

18 августа 1938 год.


Город с разноцветными глазами

Кумир 1960-х прозябал в безвестности 30 лет

Его знали все. Узнавали по голосу, когда из транзистора или радиоточки доносились неимоверно популярные в конце 60-х "Лада", "Трус не играет в хоккей", "Последняя электричка", "Хромой король". Он стремительно взошел на эстрадный небосклон и… столь же стремительно скатился. Не из-за болезни или каких-то непреодолимых жизненных обстоятельств — просто в один прекрасный день там, наверху, решили придать забвению неугодного кому-то певца. И началась другая, малоизвестная жизнь одного из эстрадных кумиров — народного артиста России Вадима Мулермана.


http://music.tonnel.ru/music/99689216_99689216forumtonnel.gif

- Насколько известно, вами были недовольны власти на самом высоком уровне?

— "Насколько известно" — не слишком удачное выражение. Скорее, "насколько неизвестно". Потому что о ситуации вокруг меня, о моем существовании абсолютное большинство в бывшем Советском Союзе ничего не знало на протяжении долгих лет. Меня давным-давно заочно "отправили" в Израиль, в Штаты, к черту, к дьяволу...

- А что было на самом деле?

— А на самом деле все было предельно просто. Петь я начал рано. Музыкальное образование получил в Харькове, там же окончил консерваторию. В армии служил в ансамбле Киевского военного округа. Специалисты сходились на том, что у меня достаточно сильный голос и мне по плечу исполнение оперных партий. Несколько арий, в том числе герцога из "Риголетто", я исполнил. Мне прочили карьеру академического певца, но... Отец сильно болел, пришлось расстаться с мечтами об оперной сцене и думать о хлебе насущном. Начал выступать с оркестром Анатолия Кролла. Затем меня приметил композитор Юрий Саульский. Стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады, и пошло-поехало…

После пятилетия плодотворной концертной деятельности (с 1966-го по 1971-й) я впал в немилость. Причем, как казалось, не на очень высоком уровне. Но... Председатель Гостелерадио Лапин заявил: "Обойдемся без всяких Мондрусов и Myлерманов...". И на этом моя телевизионная карьера была закончена, пленки уничтожены, записи размагничены. К слову, такая же участь почти одновременно со мной постигла и Валерия Ободзинского.

- И вы уехали?

— Я продолжал жить в Москве, мой телефон звонил все реже, а затем и вовсе, можно сказать, заглох. Я имею в виду деловые звонки с предложениями о выступлениях, концертах. Как выяснилось позже, был составлен специальный список деятелей искусства, запрещенных для выступления. Так вот, в этой черной табели о рангах я достиг небывалых высот: моя фамилия значилась в первой пятерке, по соседству с Мстиславом Ростроповичем и Галиной Вишневской. В этой "творческой тюрьме" я прожил два десятилетия. Пластинки с песнями в моем исполнении также были запрещены к изданию. Перебивался одноразовыми концертами где-то в глубинке, на периферии…

"Как хорошо быть генералом".



http://for-ua.com/files/03_2007/har.jpg



Песональный сайт Вадима Мулермана: http://mulerman.org/

- Не очень понятно, отчего все-таки вы попали в немилость?

— Во-первых, я всегда имел свою точку зрения на все и не боялся высказать ее. Во-вторых, знаменитая "пятая графа"... Меня отстранили от гастролей в больших городах, от эфиров на радио и телевидении за то, что я спел в концерте три безобидные еврейские песни, в том числе знаменитую "Тум-балалайку". Пришлось работать только в провинции. Можно сказать, что лучшие годы жизни, самые плодотворные годы для творчества прошли под "домашним арестом". Только с приходом "перестроечников" стало дышать полегче...

- Но ведь вам все же присвоили звание народного артиста РСФСР?

— Абсолютно точно, в самом начале перестройки. Хотя, честно говоря, это была запоздалая реанимация. Именно реанимация, даже не реабилитация.

- И после этого вы решили уехать?

— Я уехал в США, оставшись гражданином своей страны (уезжал еще из Союза, гражданином которого был, а сейчас, соответственно, я — гражданин России).

- Чем вы занимались за рубежом?

— Творчеством, правда, не в той мере, в которой хотелось бы. Вел на радио свою передачу "От шлягера к шлягеру". Рассказывал о корифеях нашей эстрады, ставил записи, напевал сам. Передача шла с включением прямой линии, так что я еще и отвечал на вопросы радиослушателей. И судя по числу вопросов и писем, моя передача была весьма популярна. Кроме того, я создал в Нью-Йорке детский музыкальный театр…

- А концерты в США вы давали? Как вам понравилась американская публика?

— Публика не нравилась, так что в творческом плане Америка оказалась не для меня. Наши эмигранты как ходили дома только на зарубежные гастроли, так и в Америке предпочитают слушать только тех русских, которых можно расценить как "импортных" гастролеров. Большие сборы делали Задорнов, Ротару, потому что они там не жили... Хотя часто и приезжих, по-настоящему замечательных мастеров искусства в Америке могли не оценить. Помню, как-то приехали Александр Демьяненко и Михаил Светин, привезли спектакль "Дон Педро" — в зале сидело едва ли 100 человек.

- Израильская публика вам нравится больше?

— В Израиле публика замечательная, такая же, как была и в Союзе. Кстати, совсем недавно у меня прошли 16 сольных юбилейных концертов. И юбилей мне устроили не в России, не в Украине, а в Израиле. И на всех концертах были аншлаги. В Израиле нет мещанского "брайтонского" духа (брайтонцы певцов предпочитают слушать во время застолья). Хотя, конечно, обобщений делать нельзя. Культура в Америке — вопрос серьезный. То, что есть, — это конгломерат тех культур, что привезли эмигранты, но в этом конгломерате отсутствуют русские традиции. Я сейчас говорю о поп-культуре, в частности об эстраде. И сегодня нам вообще нечего внести в этот жанр. Лет 30—40 назад мы еще могли конкурировать, и небезуспешно, а теперь наша эстрада безнадежно отстала…

- Так ли уж отстала? У нас тоже есть замечательные артисты, скажем, Валерий Леонтьев…

— Валерий Леонтьев — изумительное явление. Я это понял с первого же раза, когда был членом жюри в песенном конкурсе стран социалистического содружества в Ялте. Мы тогда с Кобзоном и Великановой перетащили на нашу сторону всех членов жюри и дали Валерию первое место. Но я считаю, что в наших условиях он не до конца смог реализоваться.

- Если вы считаете, что даже Леонтьев не смог себя полностью реализовать, то спрашивать, реализовали ли вы себя, вообще неуместно: вы так внезапно исчезли с афиш более 30 лет назад…

— Даже в хорошие времена я себя не мог реализовать. У нас шаг вправо, шаг влево от рояля приравнивался к побегу. Однажды, распевшись, я позволил себе выйти из выемки рояля и получил выговор от Леонида Осиповича Утесова "за развязность". Правда, когда я ему напомнил его "Веселых ребят", он засмеялся и сказал: "Ладно, вольно!". Утесов вообще был замечательным человеком...

- Что, на ваш взгляд, самое важное для певца?

— Оставаться самим собой в своем творчестве. За что я ценю Иосифа Кобзона, Эдиту Пьеху, Валентину Толкунову, так это за то, что они себе не изменяют.

- А что вас шокирует в современной эстраде?

— Обман. Если бы в той же Америке певец в течение ряда лет только открывал рот, его бы просто побили. А у нас многие знаменитости возят с собой фонограммы, на которых записано не просто музыкальное сопровождение (это еще куда ни шло, ведь не всегда есть возможность тащить с собой ансамбль), но и их голоса десятилетней давности.

- Можно ли сказать, что сегодня вы уже окончательно вернулись на родину?

— Я проработал в Америке 12 лет, но сегодня уже фактически распрощался с этой страной. Что буду делать дальше, еще не знаю. Пока мало кто знает, что я вернулся домой. Так что у меня есть время подумать, осмотреться. Живу сейчас в Харькове…

- Почему не в Москве?

— Дело в том, что пока я работал в Америке, мою квартиру в Москве бывшая супруга продала, так что сейчас я — москвич без квартиры.

- А что вас побудило вернуться?

— Очень хотелось домой. Я ведь и в Америке оказался, можно сказать, по воле случая: заболел брат, я повез его на лечение в США и остался там работать. Чтобы попробовать его спасти, влез в долги: лечение в госпитале стоило $1000 в сутки, а у нас не было страховки. Так что приходилось работать везде, где только было можно. К сожалению, жизнь брату я продлил всего на год. Похоронил его на родине, в Харькове.

- У вас есть дети?

— Старшей дочери (от первого брака) — 32 года, она сейчас живет с мужем в Америке. Несмотря на то что с женой мы разошлись, мне всегда очень хотелось иметь семью. Женился я 9 лет назад, и в этом браке у меня еще 2 дочери: одной 7 лет, второй только годик. И чтобы поднять их, я должен много работать.

- Сегодня вы поете только свои знаменитые шлягеры или у вас есть новые песни?

— У меня очень много новых песен — три самостоятельные программы.

- Старшее поколение вас помнит прекрасно. А вы ощущаете, что вас и ваши песни знают молодые?

— 30 лет забвения по милости Лапина сделали свое дело: нынешняя молодежь меня не знает. Но есть их родители, которые могут рассказать обо мне, привести своих детей на мой концерт… И потом, еще не вечер! Я твердо верю, что в самом ближайшем будущем если и не верну себе в полном объеме те позиции, которые занимал раньше, то уж во всяком случае смогу доказать, что еще кое-чего стою!

Беседовал Гурген Григорян
"Киевский ТелеграфЪ"  4 - 10 февраля 2005

http://mulerman.org/wp-content/uploads/bio/bio.jpg
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments