1969ja (1969ja) wrote,
1969ja
1969ja

ПЁТР НИКОЛАЕВИЧ МАМОНОВ.

14 апреля 1951, Москва русский рок-музыкант, актёр, поэт. Известен по музыкальной группе
«Звуки Му»,
кинофильмам и спектаклям.


Читать текст полностью в Википедии

Пётр Мамонов родился 14 апреля 1951 года в Москве; рос в интеллигентной семье: отец был инженером, специалистом по доменным печам, мать — переводчицей со скандинавских языков.
Детство провёл в Большом Каретном переулке, дом 17, в том же дворе, где взрослел Владимир Высоцкий. Яркие артистические способности проявились сразу же, мальчик был отчислен из двух средних школ за то, что постоянно «устраивал цирк». В частности, из 187-й школы ему пришлось уйти после взрыва, организованного рядом с кабинетом химии. Будучи старшеклассником, вместе со сверстниками собрал дворовый ансамбль «Экспресс», исполнявший сильно искажённые хиты The Beatles, The Rolling Stones, Led Zeppelin. По воспоминаниям современников, Мамонов с раннего детства любил танцевать, охотно исполнял шейк, рок-н-ролл, твист, уже в школьные годы демонстрировал невероятную пластику. Его лучший друг Александр Липницкий говорил по этому поводу, что в плане танцевального мастерства Мамонову не было равных во всём городе

Довольно рано он получил доступ к редким пластинкам западных музыкантов — отчим Липницкого, большой меломан Виктор Суходрев, работал переводчиком у Брежнева и благодаря этой должности имел возможность привозить из-за границы много разных записей. Если большинство деятелей советского рока выросли на британской группе «Битлз», то Мамонову больше нравились представители «чёрной» Америки: Майлс Дейвис, Чабби Чекер, Рэй Чарльз, Айк Тёрнер и др. Как впоследствии отмечал его биограф Сергей Гурьев, эта негритянская музыка «заложила магический фундамент для последующего проявления животной, буреломной русской дикости»

В молодости Пётр часто находился в среде московских хиппи, хотя относился к идеалам этой субкультуры со скептицизмом, часто конфликтовал с ними и дрался. Во время одной из драк, случившейся в саду «Эрмитаж», на него напали с заточенным напильником и ударом в область сердца пробили грудную клетку — врачам, несмотря на сильное кровотечение, удалось спасти Мамонова, после нескольких хирургических операций он всё-таки вышел из комы — с тех пор на груди остался характерный шрам. Подростком он одевался как стиляга, но этой моды было недостаточно для проявления врождённой экспрессии, поэтому часто Пётр прибегал к нестандартным средствам, например, ходил по улице с ручкой от унитаза вместо серьги. Гиперактивность и стремление к эпатажу заставляли его совершать необычные поступки, так, гуляя по парку, он иногда разбегался и делал вид, что на полном ходу врезается в стену, а потом лежал и смотрел, как вокруг него скапливаются люди. Чтобы избежать армии, притворялся сумасшедшим — проходил обследование в психиатрической лечебнице и был признан негодным к службе. Там же, в больнице, подружился с будущим всероссийски известным рок-журналистом, Артёмом Троицким, который потом сыграет в его карьере немаловажную роль

После окончания школы Пётр Мамонов учился в полиграфическом техникуме, потом поступил в Московский полиграфический институт на редакторский факультет, но продержался там только до третьего курса. Об этом периоде его жизни известно крайне мало, сам музыкант не любит вспоминать эти времена, сопровождавшиеся личными трагедиями и болезненной социопатией. Известно, что где-то в середине 1970-х годов он женился на некой девушке, у них родился сын, однако брак очень быстро распался.
Несмотря на большую любовь к музыке, Мамонов надолго отошёл от музыкальной деятельности. В течение десяти лет он успел сменить множество разных профессий: работал наборщиком в типографии, корректором и заведующим отделом писем в журнале «Пионер». Как вспоминал его коллега по журналу, сидевший за соседним столом Андрей Максимов: «Пётр писал статьи о тимуровцах и пионерских слётах. Он был очень добрый, щедрый. Зарабатывал — и тут же все прогуливал». Потом устраивался банщиком-массажистом, лифтёром, грузчиком в продуктовом магазине, кочегаром в котельной на теплоэлектроцентрали, а также переводчиком английской (Джон Клэр, Роберт Бриджес), датской, норвежской и шведской поэзии для публикации в поэтических антологиях (эту последнюю специальность он унаследовал от матери). В силу своего экспрессивного характера Мамонов ни на одном месте долго не задерживался, а проблемы с алкоголем и постоянные финансовые трудности провоцировали депрессивное настроение. Некоторое время в 1979 году он сожительствовал с преподавательницей иностранных языков Ольгой Гороховой, но и этот роман оказался недолгим, как она отмечала в своих мемуарах: «Петя сидел дома, часто надевал наушники и с дурной мордой слушал Weather Report. Мне тогда всё время снилось, что я от него убегаю, улетаю куда-то наверх, а он меня ловит и тянет вниз».
Подавленный любовными неудачами, Мамонов поселился в коммунальной квартире в отдалённом районе Чертаново, по причине безработицы нередко голодал и даже временно бросил пить, но при этом активно писал стихи — всего в 1980 году сочинил около семидесяти песен. «Немножко грустноватые песни у меня выходили. Ну, такие. Что ж делать». Накопив достаточно материала, он пригласил в гости Троицкого, ставшего к тому времени уже известным критиком, и под гитару сыграл для него наиболее удачные свои вещи. Воспоминания об этой встрече запечатлены в книге «Рок в Союзе»: «Это было потрясающе смешно, сильно и необычно. Маниакально-напряжённые польки-роки на одном-двух аккордах, исполненные с криками, хрипами вперемежку с молчанием».

Вдохновлённый похвалой, Мамонов решился создать собственную рок-группу, сначала репетировал вдвоём с младшим братом Алексеем Бортничуком, потом пригласил клавишника Павла Хотина и Липницкого на бас-гитару

Образовавшиеся «Звуки Му» регулярно участвовали в квартирных концертах, попутно знакомясь с другими известными московскими и ленинградскими подпольными группами. Мамонов близко подружился с участниками таких коллективов как «Центр», «Браво», «Аквариум», «Кино», «Зоопарк» — они нередко давали совместные выступления, обменивались опытом и даже передавали друг другу отдельных музыкантов. Вести о коллективе с необычным вокалистом быстро расходились по городу, квартирники, проходившие всё чаще и чаще, стали приносить неплохой доход. Личная жизнь со временем тоже наладилась, в 1982 году Мамонов женился на танцовщице кордебалета Ольге, которая сразу же родила ему ещё одного сына.
В начале 1984 года «Звуки Му» впервые выступили на сцене перед большим скоплением зрителей, это произошло в 300-местном актовом зале спецшколы № 30, где Мамонов с Липницким когда-то были учениками, причём кроме выпускников на концерт также пришли видные деятели московского андерграунда. Троицкий в своей книге «Back in the USSR» так описал это действо: «Пётр оказался крайне буйным, эпилептическим шоуменом; представлял самого себя, но в немного гиперболизированном виде: смесь уличного шута, галантного подонка и беспамятно горького пьяницы. Он становился в парадные позы и неожиданно падал, имитировал лунатизм и пускал пену изо рта, совершал недвусмысленные сексуальные движения и вдруг преображался в грустного и серьезного мужчину». Присутствовавший на концерте Сергей Рыженко назвал песни Мамонова «русскими народными галлюцинациями»
Документальный фильм "Петр Мамонов.
Черным по белому", 2011 год


Почти всё лето члены группы провели в посёлке Николина Гора на даче у Липницкого, ежедневно музицировали, экспериментировали с наркотиками и алкоголем, в оборудованной на чердаке студии делали первые пробы записи. Провозглашённый сухой закон очень плохо сказывался на здоровье Мамонова, он регулярно употреблял духи и одеколоны, а в марте 1985 года вообще оказался на грани смерти, выпив найденный в кладовке растворитель. В тот вечер они были вдвоём с младшим братом Липницкого Владимиром, при этом Мамонов всё-таки сумел оправиться после отравления, а Владимир умер. Состав «Звуков Му» постоянно претерпевал изменения, Мамонов пытался создать неповторимое звучание, поэтому быстро отказывался от многих приходящих музыкантов,
предъявляя к ним жесточайшие требования
В апреле 1985 года группа прошла прослушивание перед жюри создававшейся Московской рок-лаборатории, государственной организации, позволявшей участвовать в крупных концертах легально. За этот поступок многие деятели подполья возненавидели Мамонова, сочли предателем, в частности Илья Смирнов, организатор ряда его квартирников, активно критиковал творчество «Звуков Му» со страниц своего самиздатовского журнала «Урлайт». Мамонов же с женой и двумя детьми не хотел рисковать, искал стабильности, предпочитая выходить на сцену только с разрешения КГБ. Он даже подписал коллективное письмо, осуждающее подпольных музыкантов, хотя спустя много лет признался, что сделал это под давлением друзей и теперь сожалеет о поставленной подписи.
Летом «Звуки Му» попробовали записать свой первый альбом, но неудачно, поскольку в итоге Мамонов отбраковал все сделанные записи: «Всё лето работали. Казалось бы, наконец дописали, но я послушал и звучание какое-то неживое. Всё чего-то не хватает, а хочется настоящую вещь сделать». В январе и мае 1986 года группа поучаствовала в двух больших концертах рок-лаборатории, по приглашению рижского рок-клуба съездила в Латвию. В июне музыканты удачно выступили на фестивале «Движение в сторону весны», настолько удачно, что приехавшие сюда ленинградцы из «Аквариума», «Кино» и «Алисы» признали «Звуки Му» лучшей группой Москвы.

В конце года на выставке молодых художников коллектив дал, по мнению Гурьева, лучший концерт в своей истории, отчёт о нём опубликовали в журнале «Юность», что привело к эффекту культурного шока среди подписчиков.
Начиная с 1987 года Мамонов активно гастролировал, в феврале его группа впервые выступила в Ленинграде, сыграв на разогреве у «Зоопарка» и удостоившись сдержанных аплодисментов. После этого события большие статьи о «Звуках Му» появились в местной подпольной рок-прессе, в том числе в журнале «Рио»: «Пётр Николаевич предстал на сцене как искуситель, заставляющий видеть то, что не хочешь, что неудобно видеть и неэтично выставлять напоказ. Но ведь смотрим, чёрт возьми, смотрим и видим». С началом перестройки советские рокеры получили больше свободы, и, поскольку билеты на железнодорожный транспорт оставались сравнительно дешёвыми, «Звуки Му» воспользовались этим, объездив многие города Советского Союза от Харькова до Владивостока.
Везде выступлениям сопутствовал успех, зрители были в восторге, как писал один журналист после концерта в Ташкенте: «Публика с ума сходила, а Петя на сцене такие кренделя выделывал, что смерть — не поймёшь, плакать или смеяться от его скрюченных ножек и перекошенной со слюной рожи».



Вернувшись, Мамонов сыграл небольшую роль врача-наркобарона в фильме «Игла».
В середине 1988 года при содействии своего давнего знакомого Василия Шумова группа практически одновременно записала два студийных альбома «Простые вещи» и «Крым», причём в первый вошли все ранние песни Мамонова, тогда как второй содержал уже новый материал.


Звуки Му - Крым (Album)Крым (Album) - Звуки МуОсенью начались заграничные гастроли «Звуков Му», музыканты побывали с концертами в Венгрии и некоторых городах Италии. Примерно тогда же Троицкий свёл Мамонова с Брайаном Ино, известным английским продюсером, который удивился такому необычному творчеству, сразу предложив контракт на выпуск альбома и тур по странам дальнего зарубежья. После записи винила Zvuki Mu и выступления на центральном телевидении в передаче «Музыкальный ринг» в начале 1989 года коллектив надолго покинул страну: последовали туры по Франции, Германии, Великобритании.

В мае группа вернулась домой для участия в фестивале «Независимые музыканты — Югу Африки», потом последовал масштабный тур
по восточному побережью США.


Звуки Му.1988. Лдм. П.Мамонов. Рок-Клуб.


Несмотря на огромную популярность, по приезде из Америки Мамонов неожиданно объявил о расформировании группы. Из всех участников коллектива он оставил рядом с собой только брата-гитариста, решив отныне выступать в формате дуэта «Мамонов и Алексей». Напоследок они устроили тур по Сибири и выступили на фестивале рок-лаборатории, однако быстро расстаться не получилось — ещё действовал двухлетний контракт с Ино, по условиям которого они должны были съездить в США именно как «Звуки Му». В итоге Мамонову пришлось ехать туда сразу с двумя составами, разрываясь между своим прошлым проектом и настоящим. Вернувшись, каноническим составом они записали альбом «Транснадёжность» и распались окончательно. Функции директора группы после ухода Липницкого взяла на себя Ольга Мамонова, ей, кроме того, поручили заниматься оформлением сцены, созданием декораций и пр.
В 1990 году была основана собственная студия звукозаписи «Отделение Мамонов», куда в качестве администратора пригласили Олега Ковригу, который до этого занимался организацией многих квартирников «Звуков Му». Мамонов хотел сделать из студии нечто вроде Tamla Motown, где можно было бы записывать начинающих интересных музыкантов, был даже объявлен конкурс в «Московском комсомольце», однако в итоге из этой затеи ничего не вышло. Первое время туда действительно поступали демо-кассеты разных исполнителей, на «Отделении», например, прошли сессии записи сольного альбома Святослава Задерии «Джазус Крест» и дебютного диска группы «Рада и Терновник» «Графика», планировалось записывать группу начинающего гитариста Юрия Цалера. Но из-за сложного характера Мамонов с трудом уживался с появлявшимися на студии людьми, начал запираться там и музицировать в полном одиночестве, сделав это место чем-то вроде своего убежища. Студия в таком виде просуществовала около двух лет, там были записаны пластинки «Мамонов и Алексей» и «Инструментальные вариации», Коврига ушёл в 1992 году и основал собственный лейбл с похожим названием «Отделение Выход», продолжив, тем не менее, заниматься изданием мамоновских работ.
"Звуки Му" Лучшие песни.

Постепенно Пётр Мамонов привлекал в группу новых людей и вскоре возродил «Звуки Му», дополнив дуэт с братом бас-гитаристом Евгением Казанцевым и барабанщиком Андреем Надольским. Приглашённые музыканты благодаря опыту и профессионализму смогли создать плотное звучание, «стену звука», — это позволило играть песни, которые раньше не могли исполняться из-за отсутствия определённых навыков у инструменталистов. В 1993 году был выпущен альбом «Грубый закат», в плане звука существенно отличавшийся от всего прошлого творчества группы.
Звуки Му - Грубый закат в Киеве.
Концерт в Октябрьском дворце Киева 15 марта 1995 года.
Однако атмосфера в коллективе, несмотря на сравнительно успешные выступления, была не очень хорошей: Мамонову не хотелось ограничиваться рамками рок-н-ролла, заинтересовавшись театром и кинематографом, он надолго уезжал по своим делам, а остававшимся простаивать музыкантам это не нравилось. Например, в 1994 году он внезапно уехал в Лос-Анджелес в гости к Василию Шумову, где работал над альбомом «Русские поют», содержащим кавер-версии песен известных западных рокеров. Недовольство музыкантов такими сольными начинаниями лидера и стремление Мамонова к абсолютной свободе достигли апогея в 1996 году, и после издания экспериментального винила «Жизнь амфибий, как она есть» «Звуки Му» окончательно распались.

Звуки Му - Темный Му
@October Palace 15.03.1995



Звуки Му Тёмный Му
Документальный фильм Марины Любаковой
о легендарной группе "Звуки Му"


«Группа — сложнейший организм, и не каждый может позволить себе за ним ухаживать. Я потерял „Звуки Му“ именно потому, что не выстраивал отношения внутри коллектива, а пытался давить на всех сверху»

Звуки Му в "Программе А" (1989)

В первой половине 1990-х годов Мамонов всё меньше увлекался музыкой и всё больше склонялся к актёрству, участию в кино и театральных постановках. Важным шагом на этом пути стала роль саксофониста-алкоголика в фильме Павла Лунгина «Такси-блюз».


Изначально режиссёр задумывал совсем другого главного героя для своей картины, но после знакомства с Мамоновым был поражён самобытным артистизмом музыканта и решил написать сценарий специально под него: «Он внёс дух свободы, он там был такой твёрдый, как гвоздь. Видно, что это очень слабый человек, ужасно слабый, но в нём есть что-то такое, что не согнёшь и не сломаешь».



Фильм удостоился награды за лучшую режиссуру на Каннском кинофестивале, Мамонов номинировался на лучшую мужскую роль премии «Ника», но статуэтка тогда досталась Иннокентию Смоктуновскому. Чуть позже последовали съёмки в некоммерческих драмах «Нога» и «Анна Карамазофф», малобюджетных картинах,
не имевших такого громкого успеха.

Дебют Петра Мамонова в качестве театрального актёра состоялся в Московском драматическом театре им. К. С. Станиславского, где с 1992 года вместе с режиссёром Олегом Бабицким и актёром Денисом Бургазлиевым он ставил спектакль «Лысый брюнет».( Программка и фото) Спектакль шёл довольно успешно в течение нескольких лет, потом они попробовали поставить «Полковнику никто не пишет» по мотивам повести колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса, но эта постановка оказалась уже не такой популярной и прекратила своё существование после эмиграции Бургазлиева в Германию. «Неудачный был опыт, не получился спектакль. Я вот тогда понял, что работать с коллективом — это не моё. И режиссура — тоже не моя профессия». Одновременно с работой в театре продолжались съёмки в кино, на экраны вышли два фильма с участием Мамонова:
«Терра инкогнита» (1994)
и «Время печали ещё не пришло» (1995).



"Ученичок"



2005  Пыль


Программа Грани (СТВ, 2008)



Петр Мамонов о смысле жизни


2009  Царь



2011 Шапито-шоу



Петр Мамонов теперь все больше походит на отца Анатолия, которого сыграл в фильме «Остров». Живет вдали от суеты в глухой деревне Ефаново, молится, общается с Богом больше, чем с остальным миром. И лишь изредка дает концерты, на которых играет любимый рок-н-ролл. Скандалист и провокатор в прошлом, основатель одной из лучших в СССР рок-групп «Звуки Му» очень изменился. О том, почему это произошло, Петр Николаевич рассказал накануне своего 60-летия.
Как случилось, что я к вере пришел? Да откуда я знаю? Погибал, умирал, был на краю, жить хотелось. Взялся за ум. Стал спасать себя. Сначала тело. Потом о душе задумался. Порой сложно приходится, потому что надо преодолевать себя: страсти бурлят, кипят — ужас, караул! Тогда молюсь: «Господи, помилуй!» Помогает. Не помню о своем прошлом ничего, кроме того, что это был полный бред. Не помню вчерашний день и помнить не хочу. Я устремлен вперед. У меня вечность впереди. День прошел — и я стал ближе к Господу Богу. С Ним и общаюсь — больше, чем с сыновьями. Каждый человек — это образ Божий, каждый — икона. В течение жизни мы наживаем хорошее и плохое. Но все мы — божьи создания и самой жизнью влияем на свой образ. У меня на лице все мои пороки, горести, радости написаны. И лица наши, и тела — все по нашей жизни. Дух творит себе формы. И нет понятия «если бы». Потому что все волосы у человека посчитаны. Но выбор у него есть. И делать его нужно каждый день — сначала умом, потом сердцем. Выбрать эту жизнь и пройти по ней до конца. Вот какая схема! У пьяницы цирроз печени — это что, Бог его наказал? Это он сам выбрал! Если бы я пил до упора — уже бы сдох. Слава Богу, понял, что надо завязывать. Из-за пьянки потерял лет десять-двадцать жизни. Но главное — что понял!
Петя, чисти зубы!
— В моей памяти остаются не события внешней жизни, а лица. Я помню, например, лицо молодой мамы, которая была очень веселым человеком. Она и сейчас такая. Мама дружила со мной и воспитывала, что сейчас большая редкость. Если я ее обидел, сказал или сделал что-то не так, со мной по дню не разговаривали, потом мирились. Теперь я понимаю, каким тяжелым был ее педагогический труд. Она десять тысяч раз сказала мне: «Петя, чисти зубы», пока я однажды вдруг не взял щеточку и не почистил их по первой ее просьбе. А потом уже сам, без напоминаний. Эту картинку — одну из немногих — о том, как я впервые послушался и как это было благодатно, я храню в памяти.
Моя веселая и умная мама организовывала мне разные воспитательные случаи. Когда мне было 16 лет, она закрыла холодильничек «ЗиЛ» на ключ. Кушать было нечего, и через два дня я пошел работать:
жрать хотелось.


Ребенок сопротивляется родителям: не буду это, не буду то. Что делает разумный родитель? Или накажет, или в угол поставит, или выпорет, или скандал устроит — но заставит сделать так, как надо… Так же поступает и Господь, наш Отец: пьяницу, наркомана, проститутку, жмота, вора поставит в такие условия, чтобы они исправлялись. Он им хочет спасения. На всех одинаково солнышко светит — и на вора, и на гада ужасного.
К внукам любовь особая
— Олег Иванович Янковский другом моим был. Павел Семенович Лунгин — мой друг. Он мне пишет эсэмэсочку недавно: «Петечка, я во Франции». Приятно такую эсэмэсочку получить. А я его Пашечкой называю. Пускай это тю-тю-сю, суффиксы, но это наше доброе друг к другу отношение. Вот какой Павел Семенович нежный, неумелый, робкий. Православной веры не знает, а «Остров» снял! Посторониться нужно было, Богу дать место действовать — и Господь все упра вил.
Практически все мои друзья сейчас — попы. Веселые, хорошие ребята. С Богом все просто происходит!
У меня два внука — трехлетний Миша и Тихон, которому чуть больше года. Маленькие — еще никто. Кем вырастут — неясно. Многое зависит от того, как родители воспитают. Не бабушка с дедушкой, а мама с папой. Потому я и сдерживаюсь, не лезу со своей неистраченной любовью в чужую семью, хотя внуков своих сильно люблю. К ним совсем другая любовь, нежели к детям, другое отношение. Говорят, что дедушки с внуками так нежно друг к другу относятся, потому что их важное объединяет: и те и другие близки к вечности. Дети только пришли в этот мир, а деды — на краю, на выходе.
Я мало с внуками общаюсь, они здесь не живут. Иногда в хорошую погоду приезжают, и я им очень рад. И другим детям рад. Ко мне приезжал девятилетний сын знакомых. По крови чужой мне ребенок. Но я был счастлив с ним общаться. Рассказал ему и про смородинку,
и про то, как яблочко растет, — он слушал внимательно.По имени отчеству все меня называл.
Читать дальше .......

Белая студия. Пётр Мамонов (2014)
В гостях у "Белой студии" – актер, поэт, музыкант, основатель группы "Звуки Му", человек, которому удалось в зрелом возрасте изменить не только образ жизни, но и образ мыслей. Петр Мамонов рассказывает о своих юношеских впечатлениях, о книгах и фильмах, которые помогли сформироваться его взглядам на жизнь. В студии говорят о детских впечатлениях и возрасте зрелости героя, об искусстве и вере, и о том, почему одно невозможно без другого.
Ведущая: Дарья Златопольская

Петр Мамонов: Я знаю, почему люди становятся наркоманами...
19 октября 2012

Певец, философ, актер Петр Мамонов через 6 лет после предыдущего подготовил моноспектакль «Дед Петр и зайцы». Премьера прошла 15 октября в столичном Театре им. Станиславского. Петр Николаевич пел, молчал, размышлял, пускал со сцены мыльные пузыри. Мы тоже решили провести эксперимент – гуманитарный. И вместо вопросов Мамонову мы вставляли практически одни междометия.
Живем в тумане
– Ну как?
– Да сам не знаю, что получилось. Иду крайне неуверенно, робко. В этот раз не хотел никого ни удивить, ни эпатировать. Мало сил уже бегать-скакать по сцене и истошным голосом кричать, как я все время делал. «Дед Петр» – это что-то личное. Я ничего просто так не делаю. Открыл рот – значит, болит. Значит, мне это важно. Спектакль чуть-чуть ностальгический. Я, конечно, не пытаюсь рассеять туман, в котором мы живем. Но и сгущать его нет надобности. Он и так густ. Я хочу поговорить о том, как мы живем. Вот мы женимся, вот болеем, вот работаем, вот остаемся одни, вот опять пить начали. У каждого свои тревоги…
Кто за мной наблюдает, тот знает: я все время занят одним и тем же – рассказываю, как дела в моем богатом организме. Как душа, какие мысли, как шкурка себя чувствует.
Насчет оболочки я честно сказал в названии – «Дед». Чтобы не было никаких попыток отнести меня к остальным нашим артистам, которым неизвестно сколько лет. По сравнению с ними я сохранился плохо. Могу притвориться молодым.
Сделать подтяжки, вставить все зубы. Но зачем? Ну, будет моя рожа на уличном плакате висеть, а на нем подпись: «Несите деньги в наш банк!» И дальше что?
Люди, которым перевалило за 60, меня поймут. Прямо даже странно: 59 – еще ничего. А 60 – какой-то рубеж. Невольно начинаешь подводить итоги.
– И что?
– Главное, что беспокоит – тема одиночества. Мне кажется, люди сейчас, особенно молодые, очень одиноки.
Интерактивное общение заменяет собой живое. У меня дети все чаще не приезжают, а звонят папе по скайпу. Я же хочу понюхать, как пахнет у моего внука между шейкой и плечиком. Может, изобретут когда-нибудь прибор, передающий запах, позволяющий чувствовать прикосновение? Не знаю. В сегодняшнем мире человек очень одинок.
Отсюда волна употребления алкоголя, наркотиков. Я же не для благополучных. Продолжение ........

Пётр Мамонов -
С Божией помощью! Часть 1.


Пётр Мамонов - С Божией помощью! Часть 1.


Петр Мамонов. Из личного опыта.

Правила жизни Петра Мамонова

Надо бы нам всем, да и мне в первую очередь, научиться говорить себе «нет».


! Надо бы нам всем, да и мне в первую очередь,
научиться говорить себе «нет».
! Я всю семью раскидал. Всех товарищей обидел, все группы разогнал. И вроде я прав. Так вот: где ты прав, старичок, там и ищи. Там самая гнилуха и находится.
! Было время, когда я работал в Литфонде. Сторожил сутки через трое. И вот спускаюсь я в восемь утра в метро, чтобы со смены поехать домой — а жил я тогда в спальном районе — спускаюсь и еду в пустом вагоне. А вся толпа едет навстречу. Вот это был для меня самый кайф. Все хорошие, а я плохой; все плохие, а я, наоборот, хороший.
! Я очень образованный человек — был. У меня мама — литератор, отец — ученый. Стартовые позиции у меня очень хорошие. Я с детских лет общался с писателями, поэтами, учился на редактора, работал в журнале «Пионер». Я много где был и много чего видел, но все это не принесло мне никакой пользы. Только навык — как авторучку держать.
! Все, что знал, я забыл, и слава тебе господи. Все, от чего мы потели на уроках физики или химии, — ничего не помню.
! Матерная брань ушла из моих мыслей постепенно. Сейчас я бью себе по пальцу и кричу «ой», а не другое слово. Это значит — Господь прощает.
! Что мне нравится в церкви, так это то, что там нет никакого «с понедельника». Десять лет вообще считается за ничего: новоначальный еще — считай, и не преступал. Я раньше думал: как же так. И вот в действительности вижу, что у меня только-только начинает получаться обиду прощать. И то не сразу, а через два дня. А раньше чуть что не так — по лбу. Всё, на всю жизнь враг. Здоровый я был, сильный. Как дам — все как снопы валятся.
! Законы духовной жизни очень строгие — это как в физике. Или как в математике.
! Если человек из своего творчества начинает делать иллюстрацию своей веры, это, как правило, становится халтурой. Не надо думать, что Петр Николаевич в Бога поверил и стал про Бога песни петь. Ничего подобного. Я пою все о том же: что у меня и какой я.
! Самое главное, чтобы был зазор — между тем, кто ты есть, и тем, кем мог бы стать, если бы ничего не делал.
! Есть у меня один монах знакомый. Я его спрашиваю: «Отец, а ты раньше кем был?» — «Кинорежиссером». — «Да? И чего же здесь?» А здесь, говорит, интересней.
! Чем больше кайф, тем больше и труды. Чтобы гашиш хороший достать, сам знаешь, как надо по всему городу пошарить. Ну, тем, кто увлекается.
! Пить достойно — это редко у кого получается. А если кто и может, то великого уважения заслуживает. Потому что пить — это очень серьезный труд.
! Если я и возвращаюсь на какую-то прежнюю стезю, то тут я, как пес, который возвращается на свою блевотину.
! Не важно, существует группа «Звуки Му» или не существует, извлекает она какие-то звуки или нет. Я ценю ее только за то, что это было честно: так мы жили, так мы думали и так мы считали нужным. Тогда все было проще. Тогда нужно было разрушить, а теперь надо созидать. Только это очень сложная штука. Потому что для созидания нужно любить, а любить сердце не научено. Вернее, может, у кого и научено, а вот у меня — нет.
! Сын говорит: «Я — Мамонов». — «Нет, — отвечаю. — Ты еще не Мамонов». Поработать надо.
! Посмотрим, что бы было, если бы все женщины нашей страны сказали мужикам: «Хочешь — женись». Сейчас мой сын женился уже, вот и внук у меня есть. А когда он в шестнадцать привел девочку в дом и решил спать с ней ложиться — вылетел на улицу, как пробка, тут же.
! Можно построить тысячу «Буранов», но в мире все равно нет ничего важнее человеческих отношений. Два бюджета страны ушло, чтобы он один раз взлетел, а теперь в ЦПКиО стоит, и дети по нему лазают.
! Не вписываюсь я что-то в правовое государство, не попадаю. Не чувствую, что я вместе со всеми. Как будто приходится идти вверх по эскалатору, который движется вниз.
! Испытывать сострадание — это мы еще умеем. Можем посочувствовать тому, кто безрукий. А вот попробуйте сорадоваться. У меня сосед дом построил. Была халупа, а он туда труды вложил, башенки сделал. У нас обычно как: да чтоб у тебя все обвалилось. А я радуюсь. Местность-то украсилась. И хорошо, пусть. Говорю: «Герман, какой у тебя дом прекрасный!» А человеку же мало чего надо. «Да?» — спрашивает. И плачет.
! Душа — это как троллейбус: там все строго по местам, и она не резиновая.
! Жизнь вообще не курорт.

2006 Остров



Tags: КИНО, Религия, ТВ.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments