1969ja (1969ja) wrote,
1969ja
1969ja

Categories:

Московские передвижки: куда и как переносили многоэтажки.

О том, зачем двигали дома на Тверской, как перенести здание весом более 20 тысяч тонн без отселения людей, почему дома в столице перестали «гулять» и как к этому относятся специалисты, — в материале mos.ru.

Что объединяет Саввинское подворье, здание московской Мэрии, древнеегипетские храмы и колокольню XV века? Они все были передвинуты на новое место силой мысли. Инженерной, конечно. Вот что думают об этом современные архитекторы.

Рубен Аракелян, архитектор, сокуратор Московской биеннале архитектуры, руководитель архитектурного бюро WALL:

— В этой теме два аспекта: психологический и технологический. Психологически сам факт передвижения огромного здания вызывает недоумение. Люди не понимают, как можно перенести многоэтажный дом весом в 20 тысяч тонн на новое место. Но тем, кто разбирается в инженерии, это не кажется чем-то невероятным.

Технология сложна, но она вполне определённая. На уровне фундамента, где будет производиться срез, дом обрамляют жёсткой рамой. Её закрепляют промежуточными диагональными связями. Затем дом срезают с фундамента, подставляют домкраты, которые медленно поднимают здание. После этого под него подкладывают рельсы и катки и начинают медленно двигать. Подготовка занимает от полугода до года, а непосредственно перемещение — от одного до пяти-шести дней, в зависимости от расстояния.

Борис Пастернак, архитектор, градостроитель, заместитель председателя научно-методического совета при Мосгорнаследии:

— Технологию передвижения скорее можно назвать архаичной, чем современной. Она очень напоминала то, как строились египетские пирамиды. Было задействовано огромное количество человеческих ресурсов. Безусловно, это явление советской эпохи, связанное с характером экономических отношений и социальной обстановкой, которые тогда существовали.
Первый дом — не комом. Дом на Каланчёвской улице

В 1897 году началось масштабное расширение Николаевской железной дороги. В зону строительства попал особняк, принадлежавший английской подданной и по совместительству почётной гражданке Москвы, владелице цементного завода на Каланчёвской улице, Джейн Мак-Гилл (она же Евгения Ивановна Мак-Гиль). Дом бы пошёл под снос, если бы не инициатива инженера Осипа Марковича Федоровича. Он предложил перенести здание на 100 метров в сторону. Хозяйка не только согласилась на эту авантюру, но и оплатила работы.

«Здание связано в трёх местах поперёк стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита, сняты все перегородки, двери и пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания пробиты отверстия, в которые вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и образующие неподвижную раму. Под раму подложены будут катки, и при помощи домкратов и воротов здание будет передвигаться далее по площади, сложенной из рельсов, на протяжении 20 сажен…» (Осип Федорович, журнал «Нива» за 1898 год).

За несколько дней дом весом 1840 тонн переместили на 100 метров западнее и поставили на новый фундамент. Он и сейчас стоит по адресу: Каланчёвская улица, дом 32/61.

    Инженер был настолько уверен в результате, что поручил своей дочери сообщить прохожим о передвижении дома. Она должна была громко крикнуть: «Внимание-внимание, дом в движении!»

Больше передвижек, хороших и разных!

Эпоха передвижек началась после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы в 1935 году. Он предполагал расширение существующих магистралей и прокладку новых. На карте города появились так называемые красные линии. Все здания, которые выходят за них, — под снос. Но, в силу разных обстоятельств, некоторые уцелели. От магистралей, ведущих в светлое коммунистическое будущее, их просто отодвинули. В 1936 году создают контору по перемещению домов, в которую набирают специалистов из Метростроя. Впоследствии контору переименовали в Трест по разборке и перемещению зданий. Главным инженером треста был назначен Эммануил Гендель, ранее руководивший укреплением фундаментов зданий вблизи линий метро.

Эммануил Матвеевич Гендель (1903–1994) — советский инженер-строитель, крупнейший специалист по передвижке и выпрямлению зданий, технолог реставрационных работ. Самые известные проекты — передвижение домов на Тверской, выпрямление минаретов в Самарканде, колоколен в Ярославле и Больших Вязёмах.
Дом мосту не помеха. Дом на Садовнической

Первым масштабным проектом треста стала передвижка дома на улице Осипенко (сейчас улица Садовническая) в 1937 году. Г-образный дом мешал строительству нового Краснохолмского моста. Гендель решил разрезать дом на две части, короткую оставить на месте, а длинную перенести и развернуть на 19 градусов. При передвижке жильцов не отселяли, более того — с помощью кабелей и эластичных труб поддерживали работу всех коммуникаций: водопровода, канализации, электроснабжения, телефона и радио. Здание передвигали на катках, которые ехали по 37 рельсам. Затем части дома снова соединили. Так он простоял до 1967 года, пока не был разрушен взрывом бытового газа. Одна часть сохранилась, а на месте другой сейчас современное стеклянное здание.

«При реализации генерального плана 1935 года и расширении отдельных городских магистралей был передвинут ряд зданий, большая часть из которых обладает историко-архитектурной ценностью. Поэтому их передвижение, в том числе с изменением ориентации, было связано с желанием сохранить эти здания», — рассказывает Борис Пастернак.

    Масштабные передвижки в советской Москве были связаны не с гонкой инженерных амбиций США и СССР, а с объективными причинами

Операции во время операции

В мае 1940 года с улицы Горького (сейчас Тверская) переехала Московская центральная глазная больница. Здание весом 13 тысяч тонн предстояло не только убрать с центральной улицы, но и развернуть фасадом в переулок, а затем водрузить на заранее отстроенный цокольный этаж.

Говорят, что никто в больнице не знал дату предстоящего мероприятия и даже во время передвижки врачи продолжали делать операции! Посетители, которые пришли к родным и друзьям в это время, увидели голый фундамент и отъезжающее здание. Тут было впору самим обращаться к врачам, только не окулистам, а психиатрам.

Потомки Эммануила Генделя вспоминают, что инженер был настолько уверен в результате, что поручил своей дочери сообщить прохожим о передвижении дома. Она должна была громко крикнуть: «Внимание-внимание, дом в движении!»

Больница до сих пор принимает пациентов по адресу: Мамоновский переулок, дом 7.

Продолжение .................

Сорокаминутное «путешествие» здания Моссовета

16 сентября 1939 года здание весом в 20 тыс. тонн было перемещено на 13 метров 65 сантиметров. Оно находилось «в пути» 41 минуту, что стало новым мировым рекордом по скорости перемещения зданий.


Осторожно, но быстро

В ходе перемещения была сделана одна остановка с целью освобождения барабанов лебедок от чрезмерного количества витков троса. Основной тяговой силой были две лебедки. На начальном этапе им помогали 25 домкратов.

«Стремительность» всей этой чрезвычайно сложной и опасной операции объяснялась тщательностью ее подготовки, которая, как сообщали газеты того времени, началась еще в мае 1939 года. Реализация дерзкого проекта осложнялась значительным возрастом строения, построенного в 1784 году архитектором Матвеем Казаковым, и его архитектурными особенностями: на первом этаже здания располагался бальный зал, не имеющий внутренних опор.

Сложность задачи усугублялась еще и тем, что грандиозный «переезд» в пропагандистских целях осуществлялся без отрыва от производства: все служащие внутри здания продолжали работать. Чтобы уменьшить риски, ветхие старые стены стянули металлическим поясом. Транспортировка осуществлялась при большом скоплении москвичей и прессы....... Продолжение .......

Улица Горького. 1930-е годы. Главархив

Tags: Города и страны, История, Статья
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments